Директор детдома покачал головой и с грустью сказал: «Они же тройняшки… Неужто всех заберете?»

Наша история начиналась, как у всех.

Встретились, полюбили друг друга, отыграли шикарную и очень веселую свадьбу. Многочисленные гости от души желали нам деток, и мы с мужем решили не откладывать на потом с этим делом.

Первая беременность оказалась неудачной, поскольку эмбрион замерз, то есть, как говорят врачи, застыл в развитии. Но мы не отчаивались и продолжали старания. Вторая попытка стала трагедией – внематочная беременность. После операции мне сказали, что я больше никогда не буду иметь детей.

Мы с мужем ощущали безмерное горе. Но жизнь брала свое. Каждый из нас сделал хорошую карьеру, в результате чего мы имели большую квартиру, отличную дачу, дорогие машины. Однако, даже наши регулярные путешествия не заполняли пустоту. Когда нам исполнилось по 30 лет, муж первым произнес слово «усыновление».

— Дорогая, может мы усыновим ребенка? Все о детках говорят, о мультиках, велосипедах и школах. Мне тоже хочется быть отцом.

— Я боялась тебе это предложить. А ты мальчика хочешь или девочку?

— Не принципиально. Но если бы была девочка, я бы растил ее как принцессу.

Мы воспользовались услугами дорогого адвоката и быстро получили разрешительные документы. Сразу же отправились в детдом, поскольку решили взять девочку постарше, а не ждать новорожденную.

Мы встали в сторонку и стали рассматривать малышей. Вдруг я почувствовала, что кто-то тянет меня за подол. Оказалось – это белокурая трех-четырехлетняя девочка с солнечными веснушками.

— А ты случайно не моя мама? – спросил Ангелочек.

Мое сердце едва не остановилось. Слезы текли из моих глаз, а с губ сорвалось:

— Да, я твоя мама, а это – твой папа. Мы за тобой.

Муж взял малышку на руки, и мы дружно отправились к директору детского дома. Сергей Михайлович посмотрел на нас, позвал воспитателя и попросил отнести ребенка в спальню, а нам предложил присесть. По его виду мы сразу поняли, что что-то не так.

Читай продолжение на следующей странице

Директор детдома покачал головой и с грустью сказал: «Они же тройняшки… Неужто всех заберете?»