Мой кум Михалыч егерем работает и рассказывает, что с чувством юмора у немцев совсем туго…

Мой кум – егерь. Суровый мужик – весь в шрамах.

На груди – от медвежьих когтей, на руке – от клыков волка, на спине – от тещиных граблей.

Когда-то Михалыч звериный язык понимал. А сейчас закодировался. В лес г@лым не ходит, пь@ные танцы не танцует… В общем, рутина.

А это к нему в хозяйство группа немецких охотников-любителей прибыла. Провели им инструктаж и отправились на охоту, сказать прямо, удачную для Гринписа. После того, как Ганс 30 раз выстрелил по удивленному зайцу, мы поняли, что шансы на то, что косой попадет в косого, сведены к нулю.

И тут, прямо у ног немца, выпорхнул перепел. Вскинув 8 стволов, охотники открыли огонь на поражение. Удивление птицы было понятно уже по тому, что, неспешно улетая, она обгадила иностранных туристов с ног до головы. Возвращались в лагерь мы с единственным трофеем – умершим от диареи перепелом.

Желая подбодрить немцев, я рассказал им принцип охоты на зайца с кирпичом. Дескать, располагаешь на тропе кирпич и присыпаешь его перцем. Косой думает, что это морковка, нюхает, чихает, ударяется о кирпич головой и умир@ет!

На следующий день снова отправились на охоту. Через каждые 5 минут бравые бюргеры просили сделать привал. На седьмом, я все же спросил, в чем дело. Оказалось, все члены группы тащили с собой кирпичи и перец. Объяснили, что идем на утку, а значит, стройматериалы не понадобятся. После того, как в течении 3 часов немцы безрезультатно стреляли по уткам, пришлось подбодрить. Дескать, это утки высоко летают или они собаку низко подбрасывают.

Через несколько минут я увидел, как собака Михалыча летит навстречу уткам с огромными глазами. Увидев эту картину, дичь начала нестись. Впрочем, как и собака.

Очередной раз порадовав Гринпис, мы устроили привал. И тут на полянку вышел медведь. Молниеносно среагировав, Ганс выстрелил по нему утиной дробью и, к нашему ужасу – попал!

Изумленный мишка тоже быстро среагировал и стилем баттерфляй моментально преодолел то небольшое водное пространство, которое отделяло нас от хозяина леса.

Немцы оказались довольно прыткими и галопом, не замочив одежду, пересекли речку, влетели на деревья. Миша кинулся было на пару дубов, но Гансы начали резво перескакивать с ветки на ветку. Хищник в очередной раз удивился – ничего себе белки!

Немного успокоившись, он сел на губную гармошку, неспешно распотрошил наши рюкзаки и съел все припасы, включая мыло. После трапезы вдруг заиграла гармошка.

Повыдував музыку минут 40, косолапый пометил все наше снаряжение и отправился домой, в чащу. Вещи, которые были на нас, мы обильно пометили самостоятельно.

Вот такая вот история – бывает же!.. Показывайте друзьям, повеселите их!

Мой кум Михалыч егерем работает и рассказывает, что с чувством юмора у немцев совсем туго…