Старушке было почти 90 лет и она умирала… А Домовой сидел у печки и тихонько грустил…

Домовой Мефодий сидел у печки и грустил – его любимая девяностолетняя хозяйка умирала.

К сожалению, люди живут слишком мало и осиротевшим домовым приходится смиряться с неизбежными потерями. Мефодий хорошо помнил, как покойный хозяин на руках внес молодую жену в дом, как появились дети, как здесь же сыграли свадьбу сначала старшего, а потом и младшего сына.

И вот теперь, она умирала после продолжительной болезни. Недавно, когда он в очередной раз подошел к постели, она как бы увидела его и сказала:

— Мефодий, ты новых хозяев не обижай. Если они уйдут, то дом точно умрет вслед за мною. А ведь как жалко. Он крепкий, добротный, да и ты тут живешь столько лет.

Домовой кивнул в знак согласия.

В эту тоскливую декабрьскую ночь часы в последний раз пробили для своей хозяйки 12 раз, как будто провожая прощальным салютом. Через несколько минут за Верой прилетели Ангелы, выразили Мефодию сочувствие и забрали с собой бессмертную душу старушки.

Домовой не мог сдержать слезы. После поминального обеда соседка поставила возле печи блюдце с молоком и угощением.

— Пусть Домовой помянет. Вера ему завсегда молоко ставила.

После этого дом опустел. Даже кота и того соседка забрала. Зима длилась бесконечно. Практически все время Мефодий сидел на печи, изредка выходил во двор и смотрел на веселые огни других домов. Несмотря на то, что в деревне была свободная вакансия – дом без домового – он все не мог решиться отставить дом, за которым обещал присмотреть.

А в средине мая жизнь начала налаживаться. Приехали новые жильцы. Оказалось, сын хозяйки сдает жилье дачникам.

— Мне дом жалко, но все мои дети живут в городе, а я на север уезжаю. А так вы за хозяйством присмотрите, и я буду спокоен. Тут и уголь есть, и картошка в погребе, сад плодоносящий, огород… – перечислял мужчина.

В общем, договорились. Выходя из дома, женщина положила на печь шоколадную конфету. Сын хозяйки увидел это и вспомнил, что мама так всегда делала – оставляла угощение домовому.

Через три дня приехали квартиранты. Их было четверо – молодая пара, девчушка лет шести и женщина лет шестидесяти.

— Бабушка, мы теперь тут будем жить? – спросил ребенок.

— Пока только летом, Ниночка, — ответила женщина и начала руководить процессом заселения.

К вечеру все заблестело и ожило. На весело потрескивающей печи кипели кастрюльки с чем-то ароматным и, наверное, вкусным. После ужина, Бабушка – так решил называть Домовой Анну Сергеевну – поставила на печь блюдце с чаем и блинчик.

— Уж прости, хозяин, но молоко сегодня купить не успели…

Домовой сказал про себя, что он чай тоже любит и поблагодарил. А ночью он ходил по убранному дому и наслаждался боем часов. Под утро вернулся кот и Мефодий угостил его кусочком блинчика.

Читай продолжение на следующей странице

Старушке было почти 90 лет и она умирала… А Домовой сидел у печки и тихонько грустил…