Женщина, которую обожали все: «Моя жизнь была отвратительной. Но также она была…»

«Я прожила скверную жизнь – это правда.

Но моя жизнь была и прекрасной. Видимо, потому, что я обожала, в первую очередь, ее, жизнь. И потому, что я обожала своих ухажеров, своих друзей и людей вообще».

На аллее Шапнель к грязной девочке, лет девятнадцати, подошел молодой человек, и уже вместе они пошли в гостиницу. Девушка выглядела настолько ничтожно, что он задал ей вопрос: «Зачем ты этим занимаешься?» — «Мне нужно сделать похороны для дочери, но не хватает десяти франков», — сказала она в ответ. Мужчина дал ей необходимую сумму и удалился.

Умер первый и единственный ребенок Эдит Джованны Гасьон – ее дочь. Женщина совершила попытку самоубийства, выжила после четырех автокатастроф, трех ком от гепатита, приступа безумия, двух приступов алкогольного делирия, семи хирургических вмешательств. Затем она доведет до безумия тысячи поклонников и покинет этот мир в 1963 году, не дожив до своего пятидесятилетия.

Вся Франция придет на ее похороны, а плакать за ней будет весь мир. И на ее могильной плите напишут: «Эдит Пиаф».

…Промозглой ночью декабря 1915 года прямо на обочине грязной улицы города Париж на свет родилась будущая звезда – Эдит. Матери, несостоявшейся актрисе, девочка была не нужна, поэтому ее отдали на воспитание бабушке и дедушке, а сама мать исчезла. Отец малышки – Луи Гасьон, после ее появления он ушел воевать.

Женщина, которую обожали все: «Моя жизнь была отвратительной. Но также она была…»

Родители матери имели своеобразное виденье воспитания детей. Очень часто их едой становилось вино, правда, для внучки в виде исключения его мешали с молоком. Еще предки считали, что микробы нужны человеку и они не переносят мусор, а потому не мыли ребенка, чтобы не сделать девочке плохо.

Но девочка была сильна с рождения, а потому выжила, а в 1917 году ее забрала мать отца Эдит – Луиза, работница кухни в публичном доме. Она отчистила ребенка, купила новые вещи – и первая заметила, что маленькая слепа: с первых дней жизни у Эдит появилась быстроразвивающаяся катаракта. Луиза не жалела средств на восстановление, но ничего не давало результата.

Работницы публичного дома очень нежно относились к внучке Луизы и, как положено, верили в Бога. Их вера в Божье чудо была сильна, и они сговорились вместе помолиться святой Терезе, чтобы та исцелила девочку, а владелица заведения даже дала слово пожертвовать церкви 10 000 франков, если будет чудо.

Читай продолжение на следующей странице

Женщина, которую обожали все: «Моя жизнь была отвратительной. Но также она была…»